Вы здесь

С 15 до 45 дней. Доступ к информации «в карантине», в Молдове и других государствах

10 апреля 2020
265 просмотров

С началом пандемии Covid-19, несколько правительств мира приняли решения ограничить доступ журналистов к информации, в том числе путём продления сроков ответа на запросы журналистов о темах, представляющих общественный интерес. В Молдове этот срок был увеличен с 15 до 45 дней. В то время как несколько журналистов были возмущены этим решением, юристы напоминают, что ограничение доступа к информации должно быть соразмерно интересам граждан.  

В Республике Молдова, законные сроки удовлетворения запросов на получение доступа к информации и петиций утроились. Решение включено в опубликованное 18 марта первое распоряжение Комиссии по чрезвычайным ситуациям. Согласно документу, решение действительно на время чрезвычайного положения – то есть до 15 мая. Обычный срок удовлетворения подобных запросов оставляет не более 15 рабочих дней и может быть продлен на не более чем 5 дней, если он относится к большому объему информации. Таким образом, выросшая втрое длительность предоставления ответов составляет 45 рабочих дней, а в некоторых случаях – 60 дней.

Аналогичные примеры в других государствах

В Румынии, на время объявленного властями чрезвычайного положения, сроки были удвоены. Согласно румынскому законодательству, государственные институты обязаны письменно отвечать на запрос на предоставление информации, представляющей общественный интерес в течение десяти дней или, в зависимости от обстоятельств, в течение не более 30 дней с даты регистрации запроса, в зависимости от его сложности.

Кроме того, это решение раскритиковал Арлем Дезир, представитель ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации, который заявил, что таким образом может быть ограничен доступ общественности к информации о пандемии.

С другой стороны, в Украине, другом соседнем государстве условия не изменились (пять рабочих дней и, соответственно, 48 часов в определенных случаях). Несмотря на это, инициатива о продлении данного срока была зарегистрирована в Верховной Раде. Но по мнению некоторых местных журналистов, на самом деле некоторые учреждения уже отказываются предоставлять информацию в срок, ссылаясь на чрезвычайное положение.

Другие европейские страны также утвердили ограничения. К примеру, Франция приостановила действие всех законных сроков, на срок до одного месяца с даты окончания чрезвычайного положения. Исполнительный орган власти Грузии вынес постановление о приостановлении сроков предоставления публичной информации, соответственно, предоставляя властям право не удовлетворять запросы о доступе к информации. В Италии властям было также разрешено приостановить все действия, связанные с запросами на получение информации, за исключением случаев, когда их нельзя отложить, а также в случае запросов, связанных с пандемией и чрезвычайными ситуациями в области здравоохранения. Сроки процедур государственного сектора были также приостановлены в Испании.

Аналогичные решения приняли местные и центральные органы власти в некоторых штатах США. Например, на своём официальном сайте Федеральное бюро расследований объявило, что оно больше не может своевременно отвечать на запросы. 20 марта более 130 неправительственных организаций, включая медийные НПО, подписали призыв к прозрачности.

«Безразличие властей к журналистам и общественности»

Журналистка-расследователь Лилия Захария считает, что из-за продления срока удовлетворения запросов страдают как журналисты, так и граждане, желающие получать актуальную информацию. «Увеличившийся втрое срок предоставления информации при чрезвычайном положении ещё раз свидетельствует о безразличии властей к журналистам и общественности, ведь если у СМИ нет доступа к информации, представляющей общественный интерес, столь необходимой в этот период, то читатели, телезрители и радиослушатели теряют очень много», – объясняет она.

Журналистка признает, что в данный период власти находятся под давлением кризисного положения, но считает, что «отсутствие общения, прозрачности деятельности этих органов власти лишь усиливают информационную пустоту».

Право на доступ к информации «не является абсолютным»

Юрист Татьяна Пую утверждает, что право на доступ к информации «не является абсолютным и может быть ограничено на время чрезвычайного положения». По её словам, правительства стран, где был выявлен коронавирус, сократили объем своей деятельности, чтобы сконцентрироваться на борьбе с эпидемией. «В подобных условиях осуществление права на доступ к информации может быть ограничено по той простой причине, что поставщики информации не смогут своевременно предоставить ответ», – объясняет эксперт.

Татьяна Пую добавляет, что увеличившийся втрое срок удовлетворения запроса о предоставлении информации влияет и на журналистов, так как они несут ответственность за передачу информации, представляющей общественный интерес. Юрист считает, что в данном случае наилучшее решение для недопущения ограничений свободы выражения мнения – это предоставление властями достоверной, актуальной и полной информации.

Юрист подчеркивает, что у правительств имеются рекомендации международных организаций о порядке действий во время кризиса и важно следовать им. Как пример можно привести Совет Европы: «Совет опубликовал ряд рекомендаций и инструментов для правительств, рассказывающих о том, как справляться с пандемией, уважая демократические принципы, верховенство закона и права человека. Этот документ гласит, что «доступ общественности к информации должен регулироваться на основе существующих принципов, установленных в судебной практике ЕСПЧ. Любое ограничение доступа к информации должно носить исключительный характер и быть соразмерным с целью защиты общественного здоровья». В конечном итоге, выбор между злоупотреблением властью и надлежащим управлением принадлежит власти».
На просьбу «Media Azi» объяснить причины выросшего втрое срока предоставления публичной информации, представители Правительства заявили, что дадут ответ «в предусмотренные законом сроки». Однако до публикации материала ответ не поступил.